Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:13 

Десятый день

Альбус Северус Поттер
Ага! Я так и думал!

Малфой - нормальный.

Вчера я ему пересказал историю с пропавшими документами, и он сразу превратился в человека! Ну, не сразу, конечно, ладно уж. Сначала кривил губы, скептически хмурил брови - короче, изображал из себя утомленного деятеля на заслуженном отдыхе: «Все повидал, все знаю, подите прочь». Но я был бы не Ал Поттер, если не смог его воспламенить своей идеей.

К концу моего рассказа он как Оборотки хлебнул (или наборот?) - короче, другой человек совсем, не признал бы. Глаза блестят нечеловеческим энтузиазмом, подсел поближе, вцепился в меня как Лили после отработки, выплюнул свой салат. Не понимаю, кстати, как может человек есть на обед салат - коза он, что ли? Ладно, женщины - у них мозги по-другому устроены, там вообще все плохо по части еды - наворачивать весь день полупрозрачные безвкусные листики, на ночь сожрать половину жареной курицы, а потом рассказывать, что диеты не помогают. Может, он тоже, как женщина, на диете сидит? Или у него какое-нибудь наследственное заболевание, из-за которого надо всякую траву жевать? Я думал, он отнимет у меня котлету и выбросит, потому что она мешала рассказывать.

Вообще, если бы Перкинс знал, что Малфой такой - он бы ни за что не поселил нас в одном кабинете. Честно.

Вот бывают люди - как закрытые шкатулки, фиг знаешь, что там у них внутри. Чтобы расколоть такой орешек, нужно много терпения, упорства и пара флаконов Феликс Фелицатис. И то не факт, что они раскроются. Нет, конечно, в большинстве случае, когда вот эта внешняя оболочка осыпается, там показывается такое, такое, такое… где-то тут был ужасающийся смайл. Короче, лучше бы ты никогда его не видел и не знал, что оно существует. Вот я как-то встречался с Наидой Паркс, так она… нет, о грустном не будем, я и так неважно сплю в последнее время. Но вот иногда человек раскрывается, и ты понимаешь - опа! Это оно. То есть он. Или она. Неважно. Тот, кто тебе близок, с кем ты говоришь на одном языке, кто всегда поймет тебя и кого поймешь ты. Стыковка совершена - дальше пути нет, детали пазла идеально легли стык в стык, протянулась ниточка взаимопонимания, которую уже не порвать.

Такое чувство у меня бывало только с Джеймсом и Лили. Наверное, это ненормально, когда твой лучший друг - родной брат, а лучшая подруга - родная сестра, а все остальные люди делятся на знакомых и приятелей разной степени близости. Но я ни капли не жалею. Собственно, почему я упомянул Перкинса - все знают, в том числе и он, что нас с Джеймсом вдвоем лучше не селить - в лучшем случае устроим тарарам на всю ночь, в худшем - ну, однажды мы подожгли гостиницу. Не хотели, честное слово! Просто неправильно рассчитали фейерверковое зелье. Потом, правда, оказалось, что правильно, это одна из смесей оказалась бракованная (и дядя Джордж нам даже премию выписал – официально, за тестирование в условиях, приближенных к реальным, опасной составляющей) - но задницам и спинам было не легче. Рука у мамы тяжелая, а кручеушиные проклятья она на нас отработала до идеального блеска.

И тут-то я понял, что оставшиеся дни в Аврорате пройдут весело. А, может быть, даже и последний год в Хогвартсе. Джеймс выпустился, и я с тоской представлял, чем я буду там заниматься без него - учиться, что ли, как дурак?

Это трогательное слияние душ не порушил даже Перкинс, который, оказывается, искал нас по всему Министерству, а ему какая-то добрая душа доложила, что мы в столовой весело балагурим и всячески бездельничаем. Узнаю, кто эта душа – си… хвост оторву. Скорпиус не сплоховал - в полторы минуты умудрился убедить Перкинса, что мы отдыхаем после ударного труда, продемонстрировал разобранные пергаменты с визой электронного архива, отпустил комплимент, смысл которого заключался в том, что если бы не такие люди, как наш начальник - Министерство давно бы уже сравняли с землей несознательные элементы, а Магический мир погрузился бы во мрак, разруху и беззаконие.

Когда успокоенный Перкинс ушел, пообещав заглянуть «вечерком», мы синхронно выдохнули и продолжили наш увлекательный разговор. Результатом совещания стала первая совместная вылазка «на дело» - я коварно проник в криминальный раздел Архива, а Скорпиус не менее коварно рассеивал внимание миссис Айлендс. Пока он говорил о трудностях управления таким сложным хозяйством, как министерское делопроизводств, я успел найти дело и снять с него неучтенную копию.

Добычу мы решили внимательно изучить на следующий день, и договорились, что сегодня займемся самым важным - съездим на место преступления и поговорим с этой престарелой мисс. Я предложил отправиться со мной на мотоцикле - если честно, больше ради проверки - разочарует он меня или нет? А он взял и согласился. Обычно маги этого терпеть не могут, не понимают, какой кайф ехать на опасной магловской железяке, которая к тому же не умеет летать, если можно аппарировать? Не понимают они. Вот Джейми с Лили меня понимают. Но Джеймс предпочитает гоночные машины, а Лили - метлу. Папа смеется, говорит, что я своей страстью к мотоциклам похож на Сириуса. Я однажды подслушал, как они с мамой ссорились - то есть не совсем ссорились, так, на повышенных, что называется. Мама говорила, что папа мне потакает в этом дурацком увлечении, потому что это напоминает ему о Сириусе, и что я из-за этого закончу так же, как он. А папа тогда сказал, что в смерти крестного был виноват отнюдь не мотоцикл, и что от судьбы не уйдешь. Мама тогда плакала.

А я просто люблю ездить - чтобы трасса неслась из-под колес.

Мы договорились со Скорпиусом, что я за ним заскочу. Прогуляемся к этой девяностолетней мисс, а потом можно будет просто покататься по ночному Лондону. Или в бар какой-нибудь зарулить. Вот странно, вроде и умеешь аппарировать - а на приключения все равно не тянет. Зато стоит только сесть за руль - и кажется, что перед тобой весь мир открыт.

Еще один плюс Малфою – когда я подъехал к воротам Малфой-мэнора, Скорпиус появился сразу же. И он был нормально одет. Ну, вы понимаете. То есть если зовешь кататься девушку, она приходит в узкой юбке. Или короткой мантии. Или в длинной узкой мантии – короче обязательно в чем-то, в чем невозможно ездить без риска получения травмы. Малфой оделся в джинсы и куртку из драконьей кожи. К тому же не моргнул глазом, когда я протянул ему шлем.

Наверное, из-за этого я забыл, что со мной не Фрэнк Лонгботтом или Лили, а человек, который раньше никогда не ездил на мотоциклах. И вел он себя спокойно – держался за мою талию, а не стремился отжать из меня внутренности (знаете, некоторые девчонки так хватаются – вздохнуть невозможно, и синяки остаются – откуда что берется у этих «хрупких» созданий? Видать, последствия диет), не взвизгивал на поворотах, да и вообще с ним ехать удобно – идеальный вес и баланс.

Поэтому, когда мы приехали к домику нашей мисс, я страшно удивился, когда он все сидел и сидел, пришлось даже немножко потормошить. Стащил шлем со Скорпиуса, а у него глаза остекленевшие. У Скорпи, в смысле, не у шлема. Я даже занервничал немного. Потом он, правда, проморгался, откашлялся и вроде пришел в себя. Вот черт, забыл, что не девчонку везу. У меня только папа после первой совместной поездки с лица не сошел – но то папа, он герой, ему положено и все такое. Я вообще иногда думаю, что крепость духа так можно запросто проверять – стоит ли брать человека в разведку или нет, ну, потому как он себя ведет на мотоцикле, до и после.

Но Скорпиус быстро оправился, не отнять. Первую минуту руки еще дрожали, а потом ничего так, даже заулыбался. Мы подальше от дома остановились, чтобы не пугать почтенную мисс – я только чары отвода глаз на мотоцикл наложил, чтобы не сперли. Малфой – параноик, спросил, не боюсь ли я, что кто из магов сопрет? Да кому он нужен, из магов-то? В общем, отлично прошлись, улочка маленькая, зеленая… Только за сто метров до дома я подумал, что неплохо было бы маскировочные чары наложить – вытянул из головы первые попавшиеся образы, самому смешно стало – из меня получилась какая-то смесь из Перкинса и дяди Рона, а из Малфоя – отличная девочонка-магла, с которой мы играли в волейбол в Калифорнии. Ну, может, я чуток ее приукрасил – сиськи там побольше, а цвет волос оставил как у Скорпиуса – так красивее.

Приходим, а там черная крышка гроба. Мы даже не поняли, что происходит. Какие-то старушки – древние, как Стоунхендж, с кружевными платочками, ходят, сморкаются, тишина. Я даже подумал, что мы адресом ошиблись.

Проверил по бумажке – нет, все точно. Подошли поближе – так старушки на нас так уставились, как будто прямо сейчас устроят допрос третьей степени без применения Веритасерума.

Малфой не успел рот открыть, а меня уже понесло: о, а что случилось, а мы тут проходили недавно, разговаривали с такой приятной миссис, она нам дорогу показала, надеюсь, с ней все в порядке? Ну и получили: оказывается, не миссис, а мисс – бедняжка Катарина была всю жизнь влюблена в одного человека, тот не вернулся с войны после бомбежки, и она не смогла полюбить кого-то еще (плюс тысяча подробностей об этой скорби, у меня аж голова заболела), и что вот, не выдержало сердце, умерла, и место какое-то проклятое, третий труп уже. Но дорогая Катарина была доброй душой, чье сердце болело от несправедливостей жизни, поэтому она и ушла от нас так рано… О_о

Если честно, даже потрясение изображать не пришлось. Как-то я, честное слово, не ожидал, что прибудем к трупу. Поэтому на все кивал, как болванчик, Малфой смотрел сосредоточенно… В общем, что смогли – вытянули из бабок, они, правда, приглашали внутрь, мы как один, хором уверили, что скорбим вместе с ними, но очень, очень спешим. Я схватил Малфоя за руку и поволок, чары скоро должны были рассеяться.

Короче, когда мы дошли до мотоцикла, Скорпиус как раз сказал то, что меня мучило – очень уж вовремя окочурилась старушка, буквально пару часов назад. Может, мы зря не согласились зайти внутрь, я сейчас думаю? Врач уже ушел, чары бы я тихонько обновил – ну, где-нибудь в сортире? Есть же у нее сортир? Но сейчас уже поздно что-то делать, надо будет смотаться к Виктуар в Мунго, там должно быть медицинское заключение – раз врач был и констатировал смерть… Нет ли в ней чего подозрительного.

В общем, это нас с Малфоем выбило из колеи, мы какое-то время стояли рядом с мотоциклом, обсуждали, что к чему. Скорпиус даже заглушающие чары наложил – мол, а вдруг тут рядом бродит убийца? Ехали назад небыстро, договорились на следующий день все обсудить и обдумать.

Ага, куда там. Сегодня нам на голову свалилась делегация из Измира. То есть не делегация, а следственная группа, и не нам, а Министерству, но весь относительно свободный персонал кинули на работу с архивами – измирцы приехали по поводу одного крупного дела, это закрытая информация. Но я скажу, что там замешаны темные маги из Англии, причем не только маги. И мы с Малфоем весь день рылись в архиве, как бешеные землеройки, не успевали информацию на один запрос найти, уже приходил второй. Честно, нас там, в Архиве, пятнадцать человек сидело, и все искали для них данные. Когда я понес очередную груду дел к ним в комнату для совещаний, еле ушел живым. Кабинет битком набит народом, сигаретный дым такой, что ничего не видно, чары не справляются, кругом горы дел, два проектора работают, температура явно за тридцать – кошмар. Кстати, слухи ходят, что вампира из Румынии пригласили – может быть, может быть. Видел смутно высокую черную фигуру, замотанную в черное и даже лицо было замотано черной тряпкой. Мороз по коже продрал, бррр.

В общем, разогнулись мы с Малфоем только под вечер, когда все, натурально, начали падать с ног. Прибежал Перкинс, вспомнивший, что мы, вообще-то, практиканты и у нас рабочий день, вообще-то, до двух часов, клятвенно пообещал дать нам за сегодня два дня отпуска и засчитать их в практику. Мы с Малфоем оживились, если честно.

В итоге договорились с ним сегодня встретиться у меня, посидеть, почитать то самое дело без всяких отвлекающих факторов, и решить, чем займемся дальше.

URL
Комментарии
2010-05-01 в 18:36 

Мальгората
Список жертв пополняется.
Отношения развиваются:ura:Особенно нравится юмор Ала)))))Интересно,Скорпи на большую грудь не обиделся?*смеется*

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки воинствующего практиканта

главная