Альбус Северус Поттер
В субботу весь вечер злился на Малфоя – терпеть не могу, когда ничего не говорят прямо. Почему я должен ломать голову и пытаться понять, что он там имеет ввиду? А легилименции не обучен. Потом злился на себя – надо бы написать Скорпиусу, а все рука не поднималась, задолбал сам себя, хуже Лили. Но в Мэноре с ящиком разбираться было бы намного удобнее, это правда. И не только потому, что там куча места и наверняка полно всяких укромных уголков, где нам никто не помешает. Но и потому что Мэнор – это не Гриммо. Если из тумбочки что-нибудь рванет, то пусть там, чем в центре Лондона.

Вообще, про опасность нашей затеи я, конечно, подумал в самую последнюю очередь. Малфой все-таки не прав, называя меня представителем фауны. Потому я, наверное, все-таки ближе к флоре. Весь вечер рылся в библиотеке, искал популярные книги по ядерной физике. И ничего смешного нет, у Блэков есть все. Только магловская литература закрыта специальными чарами, вместе с книгами по темным искусствам и взрослой тематикой. Эти чары открывают стеллажи и полки, когда член семьи достигнет семнадцатилетнего возраста. Вот так вот. "Популярная генетика" и "Карлсон, который живет на крыше" стоят рядом с "Тремя основными способами создания инфери". Все-таки занятная семья была у крестного Блэка. Я, понятно, первым делом пошел в раздел, который давно облюбовал Джеймс – с книгами по половому воспитанию. Правда, читать их надоело быстро, все-таки сексом намного приятнее заниматься. А основы теории (да и практики тоже) я и так неплохо знал.

В общем, полночи занимался тем, что составлял простенькое заклятье, которое бы определило, есть ли внутри этой дурацкой тумбочки уран или плутоний. То есть оно в теории выглядело простеньким, но потом как обычно – это не учел, о том не подумал – и потянулся хвост. Получились не чары, а плетка-семихвостка какая-то. Конечно, надо было попросить помочь отца, но я так и не придумал, что ему соврать, когда он спросит «зачем». Да и вряд ли бы у меня получилось, когда папа смотрит – внимательно, в глаза, я сразу начинаю вспоминать все свои прегрешения.

Кстати, до сих пор не понимаю, чего я уперся в ядерную бомбу. Логичнее было бы проверить тумбочку на какой-нибудь гексоген. Думаю, это все потому, что сегодня за мной на работу заехал Джеймс, а у него в машине дурным голосом орало радио. Наслушался про сложную политическую обстановку на Ближнем Востоке, поиск ядерного оружия, заказанного транснациональными корпорациями… Если честно, не по себе стало. Не тогда, а сейчас – когда я почитал, что это такое, энергия атома. Половину забыл, конечно, но все равно. Весело у маглов, оказывается. А отец сказал, что всегда так было – не одно, так другое. Иногда посмотришь, и думаешь, что Вольдеморт – поц. А у маглов – пара авиакатастроф, и жертв больше, чем сами-знаете-кто прикончил.

Ясно, почему мы еще со средних веков практиковали политику невмешательства. У маглов то чума, то война, умирают миллионами, и ничего, население только увеличивается. А нас если собрать в одном месте, то даже Энолы гай не понадобится – из тяжелого пулемета можно будет расстрелять. Хотел написать, что можно с Малфоем попробовать построить макет и вычислить, сколько будут сопротивляться маги тяжелому пулемету, но потом вспомнил…

А насчет гексогена и прочего тротила я успокоился, когда прикинул, что понадобится не меньше трех тонн взрывчатки, пробить щитовые чары. Правда, непонятно, что делать с образовавшейся энергией, можно было бы поэкспериментировать с… Блин.

Короче, ни черта полезного не сделал, лег спать в третьем часу ночи, чувствуя себя полным идиотом. Вот ей-Мерлин, можно было это же время потратить на поиски ключа от ящика, в смысле, подумать, как его вообще хотя бы видимым сделать. А там видно будет. А разбудила меня дурацкая птица, в девять утра, между прочим – и не улетала, шумная тварь, пока я письмо не взял. Оказалось, что оно от Малфоя – значит, пока я тут горбачусь в библиотеке всю субботу, включая полночи, он уже проснулся, и свежий, аки подснежник, принялся рассылать корреспонденцию? Прелестно, как говорит Лили.

В общем, я зачаровал окно от сов, перевернулся на другой бок и снова заснул. Проснулся, разумеется, без пятнадцати минут назначенное время, пока носился, как угорелый, с криками «Опаздываю», пока пытался найти что-нибудь из одежды – мама очень удачно решила отдать в стирку и чистку все мои приличные шмотки, пришлось использовать очищающие чары, а у меня на них реакция неправильная, волосы дыбом становятся от электричества, пока приводил их порядок... Нет, надо было просто помыться – и быстрее и приятнее. И, главное, хоть бы кто помог – в доме куча народу, включая маму, и все ржут. Черствые, нечуткие люди.

Чуть было ящик не забыл, в придачу ко всему. Опоздал, понятное дело. Ненадолго. Ну ладно, на полчаса, подумаешь. Но это не повод на меня так было смотреть, я считаю. Особенно если учесть, что мне стыдно. К тому же, я не просто так проспал, а по делу – всю ночь занимался ящиком.

Мы так бодро начали препираться с первой минуты, я даже забыл, что, вообще-то, в гостях нахожусь и что, вообще-то, меня самым хамским образом встретил домовик, а не хозяин. Правда, прикусил язык, потому что посмотрел на себя со стороны, и расхохотался. Ладно, Малфой – ему положено быть капризным, вредным и томным, как аристократу – или под кого они там всей семьей косят. По крайней мере возлежал он на траве с видом человека, которому явно давно не давали по шее. А я-то чего? Махнул, в общем, на него рукой, плюхнулся рядом, рассказал, что всю ночь занимался нашей с ним безопасностью – уточнять не стал, какой именно, но заверил, что все у меня под контролем. Если честно, я бы еще вздремнул, вот прямо там, в тенечке, но Малфой развил бурную деятельность – немедленно схватил ящик, поднял в воздух, за ним поволок меня. Оказывается – в лабораторию, я даже на сад не успел как следует посмотреть.

Кстати, в доме каждой волшебной семьи чувствуется что-то свое. Сразу видно, где молодой дом, где старый. Я иногда захожу в гости к своим маглорожденным приятелям, так у них дома – что щенки, честное слово. Все время живые, энергия бьет ключем, иногда от ее избытка тарелки летают. Весело, в общем. У нас вот, наоборот, дом старый, по нему чувствуется. Если пытаться прислушаться, можно снимать слой за слоем его магию, и все равно не докопаться до самого начала.

А у Малфоев… странно. Пятьдесят на пятьдесят. То есть он стоит на огромном месте силы, и эта сила как будто охраняет особняк. А сам он хоть не очень молодой, но и совсем нестарый. В путеводителе написано, что ему всего лишь триста лет. А мама говорит, что только внуки Скорпиуса смогут говорить, что их дом немолод. Но вот этот вот контраст – места силы, которому две тысячи лет и молодого по сравнению с ним дома… Такое чувство, будто в заповеднике построили современный отель. Малфой меня убьет за сравнение Мэнора с отелем, но я ничего не могу поделать. Надеюсь, он этого не прочитает. А если прочитает… нет, все-таки надеюсь, что не прочитает. И вообще, это очень дорогой отель. Пять снитчей, не меньше.

И красивый, ладно. Ладно. Красивый. Лили бы здесь понравилось. А еще периодически попадаются знакомые вещи. То есть я их никогда в жизни не видел – разве что на колдографиях и картинах, но знаю, что раньше они принадлежали роду Блэков. Наследство леди Нарциссы чувствует себя здесь как дома. Это вообще свойство всех магических вещей, я думаю. Вот у тети Андромеды магловский дом. Но и ее приданное там уместно, как будто вещи приспосабливаются.

Малфой поначалу что-то там бубнил о том, что мы обязательно покатаемся на лошадях. Я, правда, не очень понимал, зачем. На драконах намного интереснее, а лошади… на меня и в детстве не производили особого впечатления рассказы о том, как крестный Сириус из Хогвартса сбегал на гиппогрифе, что уж про сейчас говорить.

Я, если честно, надеялся, что Малфой забудетпро дурацкие прогулки верхом, но куда там. В общем, об этой позорной странице моей жизни я рассказывать не буду – стыдоба да и только. Во-первых, мне пришлось взгромоздиться на лошадь со специальной стремяночки. Она (лошадь в смысле) косила на меня глазом и тихо ржала (я бы тоже ржал). Когда я вскарабкался на эту толстобокую тварь, то запутался в стременах - не понимаю, зачем их делать такими подвижными? Вот у мотоцикла – другое дело, да и садиться на него намного удобнее, закинул ногу – и готово. После этого мы с лошадью ходили рысью. Вы ездили когда-нибудь по дороге, засыпанной щебнем? Вот это оно, все в тебе трясется, и зубы клацают. Я выждал приличное время – оказалось, что минуту, и заявил, что накатался. В процессе слезания с лошади рухнул на Малфоя и получил моральную травму, даже две. А этот ржал как та кобыла и обещал дать еще пару уроков верховой езды. Ага, сейчас. Все бросил и побежал. А сегодня все болит, блин.

И, пока не забыл, скажу сразу. По поводу ящика есть хорошая новость и не очень. Хорошая – мы смогли снять с него усиленные чары невидимости, плохая – стала видна печать заклятья, она совершенно точно сделана с использованием Темной магии. И мы понятия не имеем, как ее открыть. Внутри щит, он блокирует все попытки просканировать содержимое тумбочки… В общем, придется делать очередной набег на библиотеку Блэков и разбираться в магии крови. Хотя у меня есть предположение – что он, ну, труп с карманами, настоял печать на своей крови. И вот еще одна задачка – где взять, эту самую кровь? Скорее всего, тело так и лежит в аврорском морге, раз на него дело ведется. Придется попробовать сунуться туда. Я даже знаю, как. Перкинс там что-то бормотал об изучении всех аспектов работы аврора – надо ему подкинуть идею, что морг – аспект что надо. И подослать Малфоя, у него хорошо язык подвешен, пусть намекает, но так, чтобы Перкинс думал, будто это его идея.

Только вот непонятно, что из этого получится. Надо, наверное, все-таки аккуратненько расписать события воскресенья. Учитывая, что я о них думаю второй день подряд... Зато понаписал кучу фигни вместо этого. Я даже слово умное знаю – прокрастинация. Это когда занимаешься всякими несрочными и неважными делами, лишь бы не приниматься за по-настоящему важное, зато неприятное.

Малфой – голубой. Педик. Черт. Я еще не решил, что меня приводит в ужас – что он педик, или что он мне все равно нравится? Не в этом смысле, конечно. В этом смысле там смотреть не на что. Короче, если честно, я до сих пор не пришел в себя, и меня кидает то в злость, то в растерянность, то вообще… в такую обиду. Опять не спал. Из Мэнора аппарировал к гаражу, завел Черного Короля, всю ночь мотался по ночному Лондону. Два раза заправляться пришлось. Кажется, это называется разрыв шаблона.

Вот так всегда – знакомишься с человеком, и кажется, будто знаешь о нем все. А на самом деле оказывается, что ни черта. Бабушка Молли любит повторять – многие знания, многие печали. Тише едешь, ближе Хогвартс… Хотя нет, это не отсюда.

В общем, вчера к Малфою приходил его друг. Ну, сказал, что друг. Прикольный парень, мы с ним быстро нашли общий язык – оказывается, он болельщик Мото гран-при. Поболтали о шансах Вескела на победу, сейчас, когда он перешел из двухсот пятидесяти в пятьсот кубов, ему будет не так весело побеждать. Я рассказал, что никого из наших в магловские гонки никогда не допустят – недавно как раз был скандал на эту тему в Департаменте магических игр и спорта. Кулуарный, конечно, но все всё знают, как говорится. А там всего-то сквиб вторым тестовым пилотом в Формулу 3000 устроился. Гудят до сих пор, потому что сквиб ведь, тетя Гермиона подключилась на тему «Волшебники совсем охамели, сквибам ни среди магов житья нет, ни среди маглов», веселуха, в общем. Хотя парню, я слышал, не до смеха сейчас.

В общем, прикольный Эд оказался, мне понравился, я его даже хотел в гости пригласить. Мы втроем отлично болтали, до тех пор, пока я не решил в туалет сходить.

А когда вернулся, сначала не понял, чем они занимаются, думал, дерутся. Еще хотел сказать, что нечестно маленьких обижаться, Эд со мной не сравнится, но намного крупнее Скорпиуса. Рот открыл, так и остался стоять, когда рассмотрел.

Я вообще, слышал про такое, конечно. Даже видел. У Джеймса есть девчонки знакомые, они вместе живут семьей. У маглов даже жениться можно, только это как-то по-другому называется, но смысл тот, что они официально в браке.

Маги, слава Мерлину, до такого еще не додумались – зачем жениться, если детей не будет, и все равно некому передать фамилию и все, что останется? Можно ведь и просто так жить.

В общем, я смотрел, как они целовались, и в голове ни одной мысли не было. Встал как огнекраб на мелководье - ни туда, ни сюда. Хрен знает, сколько бы стоял, если бы ваза вдруг не взорвалась. Красиво так цветочки разлетелись. А я, как дурак, сделал вид, что споткнулся о столик – не рассказывать же, что меня увиденное так потрясло, что я над магией контроль потерял, смех же, как маленький мальчик.

В общем, я очнулся, взял себя в руки и резко засобирался домой. Куда угодно, только подальше. Обидно было – мне и правда показалось, что у меня появился друг, с которым легко, понятно и спокойно, и с которым взаимопонимание с полуслова. Так какого фига вообще?

Сейчас чувствую, будто меня ограбили. Даже на работу приходить не хотелось. Бросить практику я, конечно, могу, просто смысл? Из-за такого… Я просто знаю, что нам надо поговорить, он пришел бледный, губы кусает, а я смотреть не могу, как-то все… Я не против целующих парочек, но мужики – не знаю. Плюс Эд всякой ерунды наговорил, мол, Скорпиус в меня влюблен, несчастен… бред какой-то. Он совершенно точно отродясь не выглядел ни несчастным, ни влюбленным. Уговаривал дать Малфою один шанс, извинялся, что вот так получилось, он, мол, хотел утешить друга…

Я от этого психа еле сбежал, честное слово. Еще бы немного, и просто бы по морде надавал. Перед тем как аппарировать, сказал все, что думаю, в том числе про эти дурацкие уловки – если уж ему так хотелось дать мне понять, что это его…. блин, парень, тьфу, можно было прямо сказать – убери, мол, руки. Я бы все понял, не идиот. Нет, надо было еще и залезть Малфою в штаны. А у того вид был такой несчастный, я бы пожалел, если бы сам был, эээ, в состоянии соображать вообще. Короче, поклялся этому Эду, что до его Скорпиуса пальцем не прикоснусь, пусть со своим любовником разбирается сам.

Сегодня весь день сидели на рабочих местах, подчеркнуто игнорировали друг друга, Перкинс аж четыре раза забегал, глядя на нас. И отцу донес, крыса канцелярская, так что тот ненавязчиво поинтересовался, почему мы поссорились с Малфоем. Оказывается, весь офис знает. Снова-здорово. И главное, непонятно, что с этим делать.

Думаю, что надо все-таки с ним поговорить, разобраться. Мы ведь нормально общались до всего этого, почему не можем продолжить? А я привыкну… вон, Эмма курит, Скорпиус любит мужиков. Какой ужас. Главное, чтобы он не сбежал, а то рабочий день заканчивается…