Альбус Северус Поттер
Знаете, что такое глаз бури? Это когда везде пиздец, а внутри него есть немножко тишины и спокойствия. Угу, сегодня был такой пиздец, а глазу бури - это наш с отцом разговор на спокойных и вежливых тонах. Который продолжался два часа. закончился пятнадцать минут назад, и теперь мне хочется повеситься.

Оказывается, у матери мигнули фамильные уизливские часы на отметку "смертельная опасность". Буквально на пару секунд, мне не повезло - именно в эти полсекунды мама зачем-то таращилась на часы. Сказала отцу и потребовала со мной разобраться. Я, как появился, сразу понял, что разговор будет неприятным, папа ради такого дела пришел с работы вовремя. Встретили как в лучших домах - мама сидя в кресле, позади нее - папа, в аврорской мантии. Пиздец.

Я вот не понимаю, зачем задавать вопросы, ответы на которые уже давно известны? Где был? Что делал? Почему дома не ночевал? А куда ездил? А где твой мотоцикл? А что с ним? Сказал, что разложился, не поверили, само собой. Отец заявил, что хочет посмотреть на потери. Посмотрел. Интересно, это все родители так или только мой может пятнадцать минут стоять, сверлить тебя взглядом, а ты под ним сам себя бичуешь, заживо сдираешь шкуру, выворачиваешься наизнанку, а концу молчаливой экзекуции готов в ногах валяться, лишь это все закончилось?

Отец, когда увидел обломки, в лице переменился и срочно аппарировал прочь. Как выяснилось - чтобы сдержать стихийный всплеск и не прибить отпрыска собственной палочкой. А вернулся с уже продуманным наказанием - притащил посмотреть на то, что осталось от Короля, маму. Никогда я себя так еще не ненавидел. Первый раз в жизни мама не ругалась, не швырялась что под руку попадается, не сыпала проклятьями - просто сидела и плакала. Она плакала, а отец молчал. Сволочь я.

Потом Лили напоила ее каким-то зельем, мама вроде отошла от шока, тогда-то меня отец взял за шиворот и потащил поговорить, пока мать не убила. Говорили. Долго. Точнее, я говорил. Извинялся, рассказывал, как все было, пытался отвлечь внимание отца деталями всякими - а оно давил, давил и давил. Понимаю ли я, как все далеко зашло, почему я решил, что все время мне будет везти, и что я стал слишком надеяться на магическую защиту, и что моя зрелость поставлена под сомнение. Умеет папа без веритасерума заставить вывернуть душу. Вот и выворачивал.

Только про Скорпиуса я ничего не сказал, даже сам не знаю почему. Уперся я в то, чтобы не говорить о нем и все тут. Хотя что бы это изменило? Ну был бы со мной Скорпиус, сказал бы, что вылетел из седла, повис в воздухе на защите, проверить можно - он жив и здоров. Как будто хотелось, чтобы хоть что-то после этого инквизиторского допроса осталось со мной. Отец, похоже, чувствовал, что я скрываю что-то, потому что остановился только в самый последний момент, когда я думал, что сейчас уже сорвусь, так все осточертело. А отец вдруг тему свернул, я аж рот открыл.

В общем, поговорили, что называется, по-мужски. Игрушки закончились, на следующий мотоцикл я зарабатываю сам. Это, конечно, ерунда, я могу попросить у Фрэнка, плюс в гараже моя старенькая Хонда - без поездок не умру. Просто пока я проверял Короля, заодно посчитал предельный уровень нагрузки на защитный "кокон" второго уровня. Полчалось, что нагрузка превысила допустимую как минимум впятеро - и выдержала только по какому-то идиотскому течению обстоятельств. В общем, я не стал говорить об этом Скорпиусу, тем более не стал бы отцу...

Вдруг пришла мысль. А ведь он догадался, что со мной кто-то был, потому и прекратил допрос. И что я волновался за этого человека. И даже не удивился, когда я не стал спорить, когда он сказал, что не заплатит за новый мотоцикл. Какой новый мотоцикл, если я весь день видел перед собой Скорпиуса, раздавленного в мясо? Мерлин, какой же я идиот. Нашел, кого обманывать. Может, он уже даже с мистером Малфоем связался, все выяснил... Ладно, все это неважно.

Повторяю как мантру - главное, что живы. Особенно я. Потому что после папы за меня взялась мама, и я не знаю, что страшнее - приступ ее гнева или приступ ее любви. В меня то кричали, то кидались на грудь со слезами. В общем, к вечеру все как минимум по разу друг на друга наорали, Лили на меня аж трижды, поплакали друг у друга на плече, лили - ага - аж трижды, поссорились и снова помирились и только после всего этого сумасшедшего дома я понял, что с души упала тяжесть. Как будто выплеснул всю эту дрянь, а стены ее впитали. Мы потом все вместе сидели у камина, отец сказал, что это нормально - особняк чувствует настроение хозяев и помогает как может, совсем немного, но этого хватает. Хорошо посидели, душевно, даже на секунду пожалел, что про Скорпиуса не рассказал. Они бы поняли, наверное. Джеймс бы точно. Впрочем, он, кажется, и так все знает. По крайней мере, нифига не удивляется, когда я упоминаю Малфоя. А когда он бросил мне два мини-набора карточек с автографами новозеландской сборной - ограниченный тираж, распространение по лотерее - со словами "Вам с Малфоем", я готов был его расцеловать. Понимаете, почему я люблю своего брата?

Потом завалился на кровать и сразу вырубился на несколько часов. А когда проснулся, вспомнил, что так и не послал Скорпиусу сову. Думал-думал, потом плюнул - какого черта? И отправил ему СМС. Мы давно еще обменялись номерами, точнее, сначала я ему дал свой, а через пару дней он положил передо мной карточку с серебристым тиснением. Тьфу, можно подумать. Только ни разу еще не звонили друг другу. Мне почему-то кажется, что телефон - это намного интимнее, чем сова. ну сова и сова. А тут... номер - это что-то очень личное, только его.

В общем, написал что-то вроде "Жив и почти здоров, даже покормили, увидимся на выходных". Хот насчет "даже покормили" я, конечно, преувеличил. мама, когда решит меня придушить окончательно, непременно затолкает в меня три обеда - как же так, помирать, а ребенок голодный, непорядок. Вообще не понимаю. как отец себя в форме держит с таким режимом. Кстати, о форме... собирался сегодня на тренажерах позаниматься, не забыть бы. Может, полегчает, а то я в последнее время о всякой фигне думаю. Вот закончу писать, спущусь в спортзал, давно не был...

Пока я валялся после сна, пока сочинял СМС, Джеймс заглядывал. Посмотрел на мою кислую рожу и сообщил, что у меня депрессия - надо, мол, развеяться. Отлично. Потихоньку превращаюсь в девочку -сначала у меня была истерика, сейчас депрессия, дальше что? Начал расписывать мне планы выходных - они со своим выпуском еду куда-то в горы, встречать шотландский рассвет, специальный отец для магов, чистейший воздух, никаких маглов. Я его послал куда подальше, а сейчас думаю, что зря. Очень зря. Надо ехать. Они как раз сегодня после полуночи и собираются, а вечером планируют обратно. Надо только узнать, будут ли там девчонки.

Короче, пока разбирался, кто и куда едет, пока успокаивал маму, что никакого транспорта у нас не будет - только зарегистрированный портключ, пока собрал кое-какие вещи... В общем, пора заканчивать с писаниной.

А, чуть не забыл. Посмотрел на пылесосик так, краем глаза. Что-то в нем странное. Артефакты просто так не уничтожишь, Старая Магия просто так не дается. Я его разве что не облизал вдоль и поперек, никак не могу понять, что произошло. С одной стороны - не действует, искры в нем совсем нет. С другой - что-то не так.

ну вот, пока дописывал, прилетело от Джеймса: "Анна и Дженни - две блондинки, обе жаждут тебя". Даже настроение поднялось. А Скорпиус - ну, бывает, блин. Не ожидал, конечно, от себя. Вообще-то, целый день фоном думал эту мысль "Ну ни хрена ж себе". Да и вообще, думал о нем. Сижу сейчас в темной комнате и понимаю, что было бы неплохо, если бы он оказался здесь вот прям сейчас. И рассвет бы встретили вместе, и вообще...

Нет уж, нафиг. Все, что мне сейчас нужно - хорошо снять напряжение. Дело, думаю, все в этом. Скорпиус мне нравится как личность, вот и переносится эта фигня на секс. Надо уже и правда внять, да завести себе постоянную девушку. Хотя мне все-таки кажется, что такое нельзя сделать по заказу.

Появилась мысль насчет пылесосика, но мы с Малфоем ее лучше обдумаем вместе. Рядом с ним у меня как-то лучше получается соображать.