Альбус Северус Поттер
Знаете, чем пробуждение с девушкой отличается от пробуждения с парнем? Ничем. Ха-ха. А вот пробуждение со Скорпиусом – это, как говорил один знакомый русский маг, две большие разницы. Просто в такой момент понимаешь, что девушки, парни – это тени из прошлой жизни. А в этой рядом с тобой единственный по-настоящему реальный человек.

Идеальных пар не бывает. Точно вам говорю. Есть только то, что мы сами себе придумали. Видим, как молодой маг помогает аппарировать старушке на другой конец Диагон – аллеи – и сразу восторгаемся, какой воспитанный молодой человек. А он, может, девушку свою увидел и решил повыпендриваться. Или кошелек с галеонами у бабульки спер? Но ведь если мы себе что-то придумали, сложно отделаться от первого впечатления. И вот тогда начинается – ооо, как же так получилось, такой приличный молодой волшебник, нет-нет, дорогая, это какая-то чудовищная ошибка, он бы никогда… Ну и так далее. А все потому, что впечатление закрепилось, и на все последующие действия человека мы смотрим с точки зрения этого самого первого впечатления, трактуя любое действие как подтверждение первоначального мнения о ком-то.

Вот с влюбленными парами происходит та же самая фигня. Стоит человеку удачно «попасть» в ваше представление идеала – все, срабатывают какие-то совершенно дурацкие инстинкты, даже не знаю, откуда они берутся: я так долго ждал тебя, ты моя половинка и все в таком духе. Проблема в том, что – ну да, идеальных пар не бывает. Отец говорит, что я бываю излишне категоричен, в маму, мол. Ну, возможно. Тогда так: я не верю в существование идеальных пар. Рано или поздно люди наталкиваются на противоречия – идеальный образ, который мы выстраиваем вокруг другого человека, дает трещину, рассыпается на части, и тогда снова начинается предсказуемое: «я-то думала, а ты!», или там «ты водил меня за нос». Ну, вы поняли. Я сам всегда стараюсь оценивать поступки, а не человека, хотя и не всегда получается. Зато это здорово помогает в жизни и отношениях – вовремя понять, например, что человек тебе не подходит. Или ты ему.

Зато я верю в счастливые пары – когда люди умудряются разглядеть за своими представлениями об идеале настоящего, живого человека, и принять его таким, какой он есть. А потом долго учиться жить вместе – деля лучшие и худшие черты друг друга на двоих. Хотя я согласен, что «попадание в идеал» - отличная стартовая площадка для долгих счастливых отношений.

Скорпиус же меня поражает все больше. Именно этим попаданием в мой собственный «идеал», который я себе, может, никогда не придумывал, но он все равно есть. Обычно по утрам меня сложно добудиться – Скорпи это уже один раз почувствовал на себе.

Когда я оставался на ночь с девушкой, попытка разбудить меня при помощи нежных поцелуев всегда заканчивалась крахом. Нежная квиддичная бита – это да, это инструмент для побудки Ала Поттера, но ни одна из девушек до этого не додумалась, а жаль. Мне было бы интересно узнать свою собственную реакцию на такое экстремальное пробуждение. Только девушки почему-то обычно огорчаются, что я не понимаю всей прелести утренних нежностей. И все попытки рассказать, что «поцелуй» и «средство побудки Ала Поттера» - вещи абсолютно невзаимозаменимые. Понимаю я! Понимаю. Только спать очень хочется.

В общем, не просыпаюсь я от поцелуев. Зато, как оказалось, от минета – вполне себе. Особенно при таком стояке, какой у меня в последнее время по утрам. В какой-то момент меня аж подбросило, так что Скорпиус заглотил член до самого основания, а я чуть не кончил, когда разобрался, что к чему. Лучше бы квиддичной битой, честное слово, потому что от нее, мне кажется, мозги не вытекают из ушей, а наоборот, встают на место. Вообще, если бы меня этой самой битой били, пока Скорпи делал минет, я бы не заметил. Потому что, потому что… В общем, голова Малфоя над твоим голым пахом, а член – у него во рту, это то, что сносит крышу немедленно, окончательно и бесповоротно. Последе, что помню – это мысль, что Скорпи может подавиться, надо как-то отстраниться, а потом я ее послал в задницу, именно туда, где кружили в ту минуту его пальцы.

Он все-таки успел выпустить мой член изо рта, но не до конца, сперма забрызгала ему лицо. Тогда я просто вздернул его выше, перевернулся, подминая его под себя, и начал облизывать его лицо. А когда нащупал его член, хватило нескольких движений, чтобы Скорпи кончил.

Потом мы валялись просто в обнимку. Так хорошо было, что про Аврорат мы вспомнили, только когда мама постучала в дверь, чтобы напомнить о времени. Было бы здорово, если бы она вошла. Нет, мама так не делает уже давно, с тех пор, как застала у меня первый раз девушку, но мало ли. Я пока даже не представляю, что бы я ей сказал, и как она отреагировала бы.

Скорпи тогда подскочил как ужаленный – ему надо было еще домой заскочить, переодеться. Пока он приводил себя в порядок, я увидел, что он мне на груди засосов понаставил, а я даже не проснулся. А когда я спросил, не обиделся ли он на меня за, ээээ, нечуткость, Малфой на меня посмотрел, как на идиота, честное слово, и заявил, что он вообще-то для своего удовольствия целоваться полез. Но если я тоже получил свою долю наслаждения, то так уж и быть, он рад. Мерлин, я ржал как ненормальный.

Это такая точка, ключевой узел, очередной, с ним – очередной, даже не первый или второй, просто попадение в идеал. Честность в отношениях, мне кажется, такая редкая штука. Неужели так трудно – «я сделала это, потому что мне так захотелось»? Но нет, каждая первая «делает это», чтобы доставить мне удовольствие. Блин. А вот со Скорпи все просто, и я не знаю, почему все происходит именно так – ведь мы и правда очень разные, я же вижу. И по воспитанию, и по темпераменту.

Вот так вот начинается счастье, наверное. Ну, по крайней мере, я так думаю. После самого бурного в жизни оргазма с парнем, которого считал своим другом, но который стал чем-то больше. Мы не разговаривали особо, когда все-таки я поднялся. Просто, когда Скорпи собрался уходить, я его прижал к стене и долго целовал, чтобы окончательно и бесповоротно расставить точки над «и». А самое главное, он меня отлично понял. По крайней мере, уходя к камину, он сделал неприличный жест, а я чуть не стек по косяку, на который опирался.

Из-за всех этих утренних прыжков весь день голова кругом, работник из меня к черту никакой, хочется не ходить, а бегать и прыгать. Если меня подключить к системам жизнеобеспечения Министерства, я смогу своей силой легко покрыть все магические нужды здания, включая системы защиты. А если учесть, что Скорпиус рядом, можно прикоснуться, провести пальцем по запястью и увидеть, как кожа покрывается мурашками, а Скорпи стонет сквозь зубы «Ал, не издевайся». В общем, на работу мы плюнули.

Хорошо еще, что я не забыл взять с собой добытые потом и кровью – причем в буквальном смысле слова – записи. Иначе, боюсь, моя эротическая мечта трахнуть Малфоя на рабочем столе реализовалась бы шиворот-навыворот, Скорпи бы поимел меня за раздолбайство, причем прямо в мозг.

Если честно, я боялся открывать эти записи. Столько мучений, а внутри - пустышка. Причем вероятность такая точно была. Может, этот маг записывал там свои сны, или играл сам с собой в крестики-нолики, или просто писал стихи, да мало ли личных секретов у каждого из нас? Взять хотя бы этот дневник. Не хотел бы я, чтобы его читали чьи-нибудь любопытные глаза. А ведь тут нет ничего интересного. Ну то есть для меня, конечно, эти записи очень важны, но вот с точки зрения мирового порядка толку от них ноль. Поэтому мы утром даже не заглянули в них, дожидались, когда выдастся свободная минута, чтобы сесть и все нормально изучить.

Оказалось, что это дневник. Нет, не личный, как у меня, а что-то вроде, ну, судового журнала. Очень много координат, с краткими записями о произошедших событиях. И совершенно, абсолютно ничего не понятно, за исключением того, что все это – перечисление мест, где побывал наш труп. Самые истрепанные странички были заполнены инструкцией по настройке какого прибора. Но не было ни слова. Что он собой представляет, ни чего с его помощью можно добиться. Скупые, сухие строчки: «поворот на девяносто градусов – отмена, двойной поворот на тридцать градусов – повтор, двойное нажатие – вернуть в исходное положение» и так далее. Бред какой-то.

Последняя запись гласила: «Объект доставлен на место, операцию можно сворачивать». В скобках стояли очередные цифры.

Нумерология и астрология – довольно точные науки, там нет места домыслам, догадкам и нелепицам. И тем не менее, нам казалось, что эти цифры относятся именно к ним. Только вот одна проблема – ни в одной системе координат не было точек, описание которой превышало двенадцати знаков. А у нас везде стояло по шестнадцать цифр. Самое плохое, что сам золотой набор, ключ к которому мы собирались отыскать, остался у Скорпиуса дома – мы не рискнули рать его в Аврорат. Не то, чтобы нас могли поймать – хотя о чем я, конечно, могли – просто это получалась бы совсем уж космическая наглость: украсть с опечатанной территории вещдоки, а потом нагло таскаться с ними на глазах у служителей порядка.

Мы со Скорпи переглянулись и поняли друг друга без слов. Потому что единственная мысль, которая просто напрашивалась – это сложнейший настраиваемый портключ. Может быть, с почти неограниченным радиусом действия. И без золотого набора нам не разобраться, ну просто потому что надо изучать на примерах, где там куда что нажимать и поворачивать. Пространственный барьер на пару человек можно поставить легко, и тогда нас не утянет черте куда, в компанию к неизвестному объекту.

Поэтому решили после Аврората сразу идти к Скорпиусу и у него разбираться. Вообще здорово было бы определиться, где мы все будем проворачивать, а то пока получается, что оно делаем у меня, другое – в Малфой-мэноре…. Нет, есть, конечно, вещи, которые я готов делать со Скоропиусом где угодно, но дела надо сосредоточить в одном месте. А то непорядок.

А еще непорядок, что мне все время хочется тянуть к нему руки. Не то, чтобы я сильно переживал насчет своей настойчивости, но реакция поражает. Как будто меня заносит на повороте, сознание фиксирует события до малейших деталей, но тело на мотоцикле уже сделать ничего не может. Я вошел в штопор. Осталось только офигевать с самого себя и пытаться сохранить хотя бы часть рассудка. Иначе секс на рабочем столе неизбежен, как итоговый отчет по практике. Скорпи копался в нумерологических справочниках, пытаясь найти сведения о похожем типе координат, а я решил обойти его стол с другой стороны и посмотреть, чем он там занимается. А когда наклонился над его плечом, то оснулся, когда мы с ним целовались, как ненормальные. Причем я умудрился вытащить Скорпиуса из кресла и усадить на стол. Чтобы удобнее было, ага – вот такой я молодец.

И да, запишу, чтобы не забыть. Заглушающие чары. Постоянно. Потому что Скорпиус – очень громкий. И черт, меня это заводит так, что я чувствую возбуждение, даже когда он говорит о работе.

Оторвались мы, только когда за дверью послышался шум. И с этим тоже надо что-то делать. Тут нас из-за девчонок гоняли, что будет, если кто-нибудь узнает…. На этот раз оказалась ложная тревога. Но Скорпиус на всякий случай выглянул за дверь. К нам сегодня еще никто не заходил, и я не удивился бы, увидев рядом с нашим кабинетом девчонок. Миссис Шэлли взяла отпуск, и они теперь без строгой руки, большую часть времени чесали языками или пили чай в буфете. Мне интересно, Перкинс когда-нибудь в отпуск ходит? Или она так и родился – с усами и папками для отчетов в руках?

Пока Скорпиус занимался нумерологическими изысканиями, я решил проверить всю информацию о золоте. Не зря же с этого все и началось. Тупо листал справочники по созданию магических предметов и артефактов. Но ничего, кроме общих сведений, не нашел – энергия солнца, сильные магические поля, неуправляемая энергия, лучший материал для создания сложнейших артефактов…. Приводились в пример чаша Хельги Хаффлпаф, золотой снитч, галеоны Гринготтса, которые меняли свой вес в зависимости от возможностей того, кто их брал в руки… А самое главное, золото было спутником Старой магии. Я попробовал найти все упоминаемые артефакты, состоящие из золота или имеющие в своем составе золото, но список оказался таких размеров, что Перкинс с его Перечнем Неотложных Задач удавился бы от зависти нафиг.

Не знаю, сколько бы я тупил над всем этим делом, но мне позвонил Джеймс. Что-то понес насчет того, будто мне надо питаться лучше, особенно белками, и все такое. В общем, в своем репертуаре. Потом выяснилось, что это он побывал в моей комнате до прихода эльфов и учуял последствия бурной ночи. А вот нечего по чужим комнатам шариться, там еще не то можно унюхать. Зато я вспомнил, что в нашу с ним поездку в Калифорнию сто лет назад нам рассказывали какую-то историю про мага, который проводил зловещие эксперименты. Какие именно эксперименты я, конечно, пропустил мимо ушей, но Джеймс помнил. И заявил, что чокнутый мужик, по слухам, баловался магией времени, за что эта самая магия его покарала, там ему и надо, в общем.

Я вот сейчас сижу, пишу, я сам периодически поглядываю на самую полную статью о хроноворотах, которую мне удалось найти. И пытаюсь сообразить, это в самом деле то, о чем я подумал, или все-таки я совсем идиот. Золото – металл времени. Использование философского камня, возвращающего молодость, невозможно без золота. Древнеегипетские маги-фараоны делали саркофаги и маски из чистого золота, чтобы тлен не касался их тел. И, в конце концов, золото – единственный металл, который можно использовать в хроноворотах. Теоретически.

Тогда лишние четыре цифры могут быть координатами времени. Сейчас еще немного посижу и расскажу Скорпиусу. Надеюсь, он не убьем меня за дурацкие идеи, а заодно в пух и прах раскритикует мою теорию. Очень на это надеюсь.